0
Вторник, 26.10.2021, 13:51
  Колокольчики, колокола и обо мне немножко...
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | История колоколов | Регистрация | Вход
Привет Гость!

Меню сайта

Слушаем. Звоны

Древнейшие предки колокола - бубенец и колокольчик ученые нашли в быту многих народов: египтян,  этрусков, скифов.

  • Известно, что в Древнем Египте звоном колокола извещали на рынках о продаже рыбы.
  • В древнегреческих Афинах жрецы Прозерпины звоном колокола призывали народ для жертвоприношений.
  • Оракулы Римских храмов, приступая к предсказаниям, производили перезвон в несколько колоколов.
  • Колокола были известны также древним евреям, а китайцы отливали колокола цилиндрической формы, по крайней мере, за 2260 лет до Рождества Христова.
 Еще в IV тысячелетии до нашей эры люди научились изготовлять бронзу и стали делать разнообразные из нее предметы. Они заметили, что при ударе бронза отдает певучий продолжительный звук. По мнению исследователей, примерно в это время должен возникнуть колокольчик.
                
    В споре о происхождении колокола ряд ученых считает его родиной Китай, откуда колокол по Великому шелковому пути мог прийти в Европу.

Доказательством служит тот факт, что именно в Китае появилось первое бронзовое литье и там же найдены самые древние колокольчики. Принадлежат эти колокольчики 23 - 11 векам до нашей эры. Размеры их невелики: 4,5 - 5,7 см.

Пользовались ими по-разному: вешали на пояс, отпугивали злых духов, в качестве амулета на шее у лошади, на службе военной, в храме при богослужении, во время церемонии и ритуалов. К 5 веку до нашей эры увлечение колокольной музыкой сделалось в Китае так велико, что понадобились не единичные колокольчики, а порой целые наборы.
   На огромной территории, где селились наши предки, в курганах, археологи находят различные по виду и величине колокольчики и бубенчики. Отыскивали их и на побережье Черного моря, на Урале, в Сибири... Звон, по древнеславянским и иным поверьям, предохранял человека от действий враждебных магических сил.

На фото: витраж собора в Йорке. Около 14 в.


История Ростовских звонов.

  бесконечная глади озера Неро, между Москвой и Ярославлем, стоит Ростов Великий, мне довелось в нем побывать, и рассказать об увиденном мною; но его звоны –Диво Земли Русской, достойны отдельного повествования.

Приехав в город, вы  словно  вернулись на тысячу лет назад, и хотя Кремль здесь уже белокаменный, стены его как-будто впитали атмосферу былинных времен.

Здесь все поразительно: высокие стены, башни и переходы, огромные купола, вздымающиеся в небо... Среди сияющих белизной стен и золотых куполов особенно приметна могучая четырехарочная звонница. В сквозных пролетах ее еще издали видны колокола.

Недаром Станиславский перед постановкой «Царя Федора Иоанновича», привозил сюда всю труппу, дабы окунуться  и вдохнуть пыль времен, почувствовать старину душой, увидеть воочию великие труды мастеров русских…
 

А началось здесь строительство при  Ионе Сысоевиче - выходце из крестьян, волевом, могучем, честолюбивом, много повидавшем на своем веку, начитанном, обладавшем хорошим  вкусом. Удален был  из Москвы за приверженность к патриарху Никону. Опальному митрополиту хотелось, чтобы сооружения Ростова напоминали Московский Кремль и не уступали ему в блеске и величии. Иона Сысоевич, конечно, хорошо знал о звонницах столицы, понимал, какую торжественность вносят колокола в жизнь. Построенная им звонница - сводчатая галерея (10х30  метров да 20 метров в высоту!)  с широкими окнами – проемами. Звонари могли стоять вдоль галереи, не мешая друг другу. Нижний этаж звонницы был пуст, для пущего резонанса. Да еще звон шел в сторону  озера Неро, своей гладью отражающем звук колоколов  ввысь. Звон большого колокола слышен был верст за двадцать пять.

Сначала на трехпролетной звоннице были расположены колокола, дающие минорный, печальный лад. Это как нельзя лучше отражало настроение опального митрополита.
Но когда положение Ионы изменилось – изменилось и настроение, и решено было строить новый, торжественный зал, «для важных персон»

Решено отлить колокол весом в 2000 пудов. Дело поручено редкостному мастеру Фролу Терентьеву.

И с первым звуком колокола утвердил за ним Иона  имя своего отца – крепостного крестьянина Сысоя.

 

…Древним золотом окрестован,

Сердцу памятен с тех времен

Над Великим моим Ростовом

Колокольный вечерний звон.

Где ты, детство мое босое, —

Вязы, ясени, бересклет… —

Слышишь, колоколу Сысою

Исполняется триста лет.

Предвечерним зеленым часом,

Доставая издалека,

Говорил он со мною басом

На окраине городка.

Созывал он своих ростовцев

И на радость, и на беду.

А потом от себя отрекся,

Задохнулся на холоду.

Замолчал на полвека с лишним,

Как оборванный замолчал,

Только душу мою, мальчишью,

Иногда будил по ночам.

…В век беспамятный, некрещеный,

Поражая своей красой,

Возвращенный, живой, прощенный…

Вновь очнулся старик Сысой.

Звуки светлые и густые,

Напоенные стариной,

Вновь проносятся над Россией,

Замирая в глуши лесной.

Через заросли повилики,

Через смолкнувшие века

Снова слышит Ростов Великий

Голос вещего старика.

Л.Н. Ошанин


    Митрополит записал: "На своем дворишке лью колоколишки. Ничего, - хвалят людишки". Здесь весь характер Ионы - размашистый, с хитрецой, горделивый.

    Существовало несколько типов звонов: ионийский - звучал в торжественных случаях, колязенский - имел плясовой ритм, георгиевский - плавный "малиновый звон".

Всего на звоннице ростовского Успенского собора тринадцать колоколов.

Самые большие имеют свои имена,  данные народом за их голоса.

 Басистый «Сысой», отлитый мастером Фролом Терентьевым в 1689 году, весит две тысячи пудов.

 Два других колокола в тысячу и пятьсот пудов — «Иолиелей» и «Лебедь», отлитые Филиппом и Киприаном Андреевыми в 1682—1683 годах.

Из остальных колоколов точно датируются восьмидесятипудовый «Баран», отлитый Емельяном Даниловым в 1654 году, и стосемидесятипудовый «Голодарь», заменивший в 1856 году разбитый древний колокол с тем же именем.

Красота и сила воздействия колокольного звона привлекала русских композиторов, использовавших в операх, симфониях, ораториях богатейшее музыкальное наследие народа. Достаточно вспомнить «Ивана Сусанина» Глинки, увертюру Чайковского «1812 год», произведения Прокофьева, Свиридова, Шостаковича.

Берлиоз, Шаляпин, Горький специально приезжали в Ростов послушать звоны.

Есть сведения, что и Бетховен тоже знал о них. Нотную запись их композитор получил от австрийского посла в Москве. И, как предполагают, свою «Аппассионату» он написал под впечатлением Егорьевского звона ростовских колоколов.

Сегодня площадь древнюю мою
Всю вызвонят, до камня на брусчатке,
До воздуха крупицы, до клетчатки
Травинки каждой. В звоннице поют
Колокола ростовские, и чу...,
То Вечности литые отпечатки…
И им попасть желая в унисон,

Задребезжали старые трамваи,
Как клавесины, вдруг, запели сваи
Мостов окрестных. Не щадя басов,
Октаву начал шмель, ай, Мендельсон,
Гудел с душой, а там куда кривая…
Звенит трава у крепостных оград,
Даря надежды нищим и влюбленным,
Старушкам, покупающим иконы.
И тишь звенит внутри самих аркад
Монастыря, в котором найден клад,
До сей поры никем не оцененный…

Спускаешься… Захватывает дух.
Со звонницы прощально, благочинно
Бьет колокол и крестят без причины
Тебя старушки. Понимаешь, вдруг:
У этих, горем сгорбленных старух
Мадонны лик, изрезанный в морщинах…

                                           О.Горшков

А вы когда-нибудь слышали, как звонят в Ростове Великом? О, это действо особенное!. Знающие люди насчитывают чуть ли не десяток звонов и их вариаций: Ионинский, Акимовский, Егорьевский. Ионафаловский, Будничный...

Звонить в колокола — не просто дергать за веревку. Мастерство это в свое время передавалось по наследству. Каждый из звонарей — прирожденный музыкант.

Теперь-то звоны обычное дело. А ведь чуть было не потеряли секрета этого искусства. Была война. Считали, что после нее и звонарей-то в живых никого не осталось. Долгие годы в городе стояла немота, языки колоколов были обвязаны тряпьем и притянуты к каменным столбам.

И только  в 1963 году воскресным мартовским днем мощные звуки пробудили к жизни старинный русский городок…

Ростовские колокола записывали много раз. Они звучали в кинофильмах "Война и мир"», "Семь нот в тишине", "Братья Карамазовы"

 

Среди дубравы блестит крестами
Храм пятиглавый с колоколами
Их звон призывный через могилы
Звучит так дивно и так уныло!
К себе он тянет неодолимо,
Зовет и манит он в край родимый.
             А.К.Толстой "Благовест"

Появление колоколов на Руси относится к самым истокам христианства. Исторически обоснованно, что колокола пришли не из Византии, а с Запада, но широкое их распространение относится к временам значительно поздним. Нужно было значительное время чтобы "новые звоны" органично вошли в церковную жизнь.
Первое летописное упоминание о колоколах на Руси, относится к 988 г. В Киеве были колокола при Успенской (Десятинной) и Ирининской церквях. В Новгороде колокола упоминаются при храме св. Софии в самом начале XI в. В 1106 г. прп. Антоний Римлянин, прибыв в Новгород, слышал в нем "великий звон". Также упоминаются колокола в храмах Полоцка, Новгород-Северского и Владимира на Клязьме в конце XII в.

Во время раскопок фундаментов Десятинной церкви (1824), которые возглавлял митрополит Киевский Евгений (Болховитников), было обнаружено два колокола. Один из них коринфской меди, более сохранившийся (весом 2 пуда 10 фунтов, высотой 9 вершков.), именно он считается древнейшим русским колоколом.

О русских мастерах колокольного дела впервые упоминается в летописи под 1194 г.

В Суздале "а то чудо подобно молитвою и верою епископа Иоанна, не исца мастеров от немец, но налице мастеры от клеврет св. Богородицы и своих, иных олову льяти…" В начале XII в. русские мастера имели свои литейные мастерские в Киеве. Древнейшие русские колокола лились небольшими, совершенно гладкими и не имели надписей.

После нашествия татаро-монголов (1240) колокольное дело в Древней Руси угасло.
 
А в 14 веке русские мастера-звонари, приложив смекалку, нашли новый способ звона - язычный.

Русский способ звона допустил на колокольне колокола в 100 и 1000 пудов. Это создало неповторимое русское многоголосье, опирающееся на низкие басовые колокольные голоса.

С открытием удобного язычного способа звонов интерес к колоколам усиливается, оживляется литье собственных отечественных колоколов.
    Поначалу русские мастера учились у иноземцев Запада. Прозвища, даваемые им: Николай Немчин; Борис Римлян и подобные, - встречаются и в 17 веке.

В летописи 14 века появляется первое, дошедшее до нас, имя русского литейщика. Невелики сведения о нем. Известно, что он жил в Москве, а на колокольнях ставил свое имя: "А лил мастер Бориско".
    И если первые колокола имели гладкую поверхность, то теперь начнут появляться орнаменты, письмена. Надписи будто летопись, которая сообщает нам о возрасте, весе колокола, о событии, в честь которого он отлит, о заказчике и самих мастерах. На отдельных колоколах будут изображаться святые угодники, патриархи, цари и царицы. Иногда целые пейзажи и целые батальные сцены, как на знаменитом Соловецком колоколе, где изображен Соловецкий монастырь и бомбардирующие английские фрегаты. Обитель чудесным образом была спасена в 1854 году. Громадное количество английских снарядов не тронуло ни единого человека из 700 обитателей.
    Отливку громадных колоколов в тысячи пудов русские мастера освоили в XVII веке. Первенствовала московская литейная школа. Располагалась она на пушкарском дворе, т.е. там, где лили пушки.

       Перед отливкой колокола служили водосвятный молебен, и спрашивали благословения на работу, а подмастерья пускали любой, самый нелепый слух.

При этом считалось, чем дальше распространялся слух - тем лучше будет звук у колокола.

    В XVIII веке императрица Анна Иоановна приказала отлить Царь-колокол иноземному мастеру, члену Парижской академии наук Жермену. Но тот, напуганный неслыханной величиною заказываемого колокола, отказался. И отливку поручили Ивану Моторину с сыном Михаилом. Над колоколом работали более 5 лет. На нем были изображены царица Анна Иоановна во весь рост в коронационном наряде рядом с Алексеем Михайловичем. Над ними - благословляющий их Господь. С другой стороны колокола - патриарх Никон в облачении, в митре, с посохом. На "плечах" колокола - Херувимы и Серафимы. Царь-колокол весил более 12000 пудов (более 200 тонн), высотой 6 метров 14 см, диаметром 6 м 60 см. В 1737 году в Кремле случился страшный пожар. Загорелись деревянные леса вокруг колокола, и москвичи усердно лили воду. От разницы температур колокол треснул, и от него отпала большая часть весом в 11,5 тонн. Колокол оставался в яме до 1836 года, пока Август Монферан (автор Исаакиевского собора) не придумал устройство для его поднятия. Когда все предварительные работы были выполнены, колокол подняли за 42 минуты 33 секунды.

    Исследователи посчитали, что в начале XX в одной Москве было около 200 колоколов весом от 100 до 1000 пудов. А по всей России громадных в 1000 и более пудов насчитывалось 39. До наших дней дошло лишь 5 (3 в Московском Кремле, 2 - в Ростове Великом).     Российские колокола и на сегодняшний день являются крупнейшими в мире. Европейские колокола весят не более 1000 пудов, а колокола Японии и Китая - 3000 пудов.

 
Колокольные звоны напрямую зависят от статуса службы, поэтому имена колоколов соответствуют названиям дней церковного календаря.

Праздничный колокол - самый тяжёлый по весу, используется в дни великих праздников и в некоторых других, особенно торжественных, случаях.

Воскресный - меньший по величине, используемый в воскресные службы.

Полиелейный - в дни средних, когда совершается полиелей.

Простодневный или Будничный - в обычные, не праздничные дни.

Постный - в период Великого Поста.

Часовой - перед чтением великопостных часов.



Туманный колокол Херсонеса
Любимый объект фотографов, украшающий собой едва ли не каждое издание о Херсонесе, на самом деле никакого отношения к древнему городу не имеет.

                             
Тем не менее, его живописное расположение на возвышенности у моря, а также замшелая поверхность, вероятно, символизирующая в сознании людей седую древность, делает его одной из достопримечательностей Херсонеса и редкий посетитель не просит экскурсовода рассказать его историю. Вот и она: Надпись на самом колоколе едва читается: "сей колокол вылит ... Святого Николая Чудотворца в Таганроге из турецкой артиллерии весом [351 ?] пуд 1776 года месяца августа ... числа".
В 1783 году, по указу императора Александра I, он был отправлен в Севастополь и предназначался для строящейся церкви Святого Николая. После бесславной для России Крымской кампании 1853-1856 гг. союзные войска Англии и Франции вывезли из Севастополя в числе других трофеев 13 церковных колоколов.
                                    
Многие десятилетия спустя на соборе Парижской Богоматери был обнаружен колокол с русской надписью, причем никто уже не помнил, как он там оказался. Дипломатические усилия, предпринятые обеими сторонами, а особенно французским консулом в Севастополе господином Л. Ге, возвратили колокол на звонницу Херсонесского монастыря, откуда он, предположительно, и был вывезен. Произошло возвращение "пленника" 23 ноября 1913 г. при большом стечении народа и сопровождалось торжественным Крестным ходом. В письме к Луи Ге президент Франции Р. Пуанкаре написал, что он возвращает колокол России "в знак союза и дружбы". Русское правительство, в свою очередь, наградило французского консула орденом Св. Владимира 4-й степени.
                                 
В 1925 году монастырь был упразднен новой властью, а спустя два года все его колокола были отправлены в переплавку. Этой печальной участи избежал лишь один колокол, установленный на берегу в качестве сигнального, по предложению Управления по обеспечению безопасности кораблевождения по Черному и Азовскому морям. В туманные дни он своим ясным и густым звоном должен был подавать сигналы проходящим судам.
Все это - достоверные и частью документированные факты. К сожалению, нельзя сказать с уверенностью, что колокол, стоящий на херсонесском берегу, - этот тот самый, что был возвращен из Франции. Да и так ли это важно? Никто не откажет себе в удовольствии сказать - "этот колокол висел когда-то на башне знаменитого Нотр Дам де Пари". 
                                  
Сейчас язык колокола намертво закреплен по вполне понятным причинам, но многие посетители, особенно в возрасте от 7 до 17 лет, все же слышат его голос в ответ на меткий бросок камешком. Посетители постарше предпочитают запечатлеть колокол на фоне одного из тех изумительно красивых закатов, которые в Херсонесе случаются так часто ...



"Пленными" называли колокола, забранные в качестве трофея во время войн. Часто их называли более конкретно -
 "Немчин", "Татарин", "Галандец".
        "Ссыльные" - сосланные за какую-то провинность.
        "Царские" - жертвованные царскими особами.
        "Лыковые" - разбитые и связанные лыком.
        "Карнаухие" - с отрубленными ушами. 

Статистика

Календарь
«  Октябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Погода на сегодня

Copyright MyCorp © 2021